Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора. Дом у свалки


Вы всегда будете жить у свалки – Варламов.ру

Наконец-то в России остро встал вопрос хранения и утилизации отходов! К сожалению, говорить об этом стали только тогда, когда начались последствия.

Сегодня поговорим о том, почему мусорные свалки еще долго никуда не денутся.

Мусор в России практически не перерабатывается — почти все, что мы выкидываем, остается лежать на мусорных полигонах.

Естественно, это опасно как для окружающей среды, так и для самих людей:

Согласно исследованиям Йельского университета и департамента здравоохранения штата Нью-Йорк, женщины, проживающие в радиусе 1,5 км от свалки, имеют на 12% большую вероятность родить больного ребенка. Проживание возле свалок повышает вероятность развития нарушений нервной системы на 29%, костно-мышечной системы — на 16%, кожи — на 32%.

Также это ведет к загрязнению окружающего воздуха, почвы и грунтовых вод. Вредные вещества со свалки способны проникнуть вглубь земли на 20 метров. А дальше токсичные соединения и нитраты через артезианские скважины и водонапорные башни попадают в питьевую воду, несмотря на все системы фильтрации. Помимо этого мусорные полигоны выделяют в атмосферу продукты разложения органических отходов.

«Конечно, надо ввести раздельный сбор мусора, а затем его перерабатывать» — скажете вы! Я тоже так говорю.

Но Росприроднадзор утверждает, что в России это экономически не выгодно:Во-первых, нужно вложить очень много средств в инфраструктуру по переработке. Опыт Европы показывает, что это долгосрочная перспектива, так как там потребовалось 15 лет, чтобы увеличить долю переработанных отходов в 2,5 раза.А во-вторых, в России спрос на многие вторичные продукты является очень низким.

В общем, вопрос уже многие годы остается открытым, а тем временем горы мусора не просто гниют на просторах нашей страны, а еще и постепенно заполоняют ее.

В подмосковном Волоколамске весь месяц идут протесты против располагающегося в 3-х километрах от города мусорного полигона «Ядрово»: жители жалуются на невыносимый запах от свалки. Ситуация усугубилась, когда 21 марта несколько детей из волоколамской школы были госпитализированы с подозрением на отравление. 29 марта власти Волоколамска сообщили об очередном крупном выбросе сероводорода в «Ядрово».

Жители вышли на митинг и добились введения режима чрезвычайной ситуации в городе: власти должны в срочном порядке получать финансирование из бюджета для помощи жителям и решения ситуации. Фото: miggerrtis

Но такая ли это хорошая новость? Пока решается вопрос со свалкой «Ядрово», в 60 км от Москвы во Владимирской области рядом с 26 населенными пунктами готовится место для самого большого полигона в стране.

Это будет полигон твердых бытовых отходов на площади 1200 га. Чтобы вы понимали, площадь полигона в Волоколамске всего 3 га.

Общая площадь мусорных свалок в России еще на 2014 год была равна 4 млн га — 0,2% территории всей страны (около 1,7 млрд га). Для сравнения: площадь Нидерландов равна 4,15 млн га, что совсем немного больше площади наших свалок. Ежегодно объем отходов прирастает на 5 млрд тонн и требует до 0,4 млн га новых участков, так что, скоре всего, в этом году площадь наших свалок даже превысила размеры Голландии, потому что за последние годы вопрос переработки или утилизации отходов в России так и не был решен.

Сейчас жители Волоколамска добиваются закрытия свалки, жители Владимирской области пытаются предотвратить строительство новой, но проблему наличия мусора, к сожалению, так не решить — это всего лишь вопрос, под чьими окнами он будет храниться.

varlamov.ru

Коттедж около свалки | Darkwood вики

Эта статья может содержать различные спойлеры.Во избежание испорченных впечатлений - рекомендуется ознакомиться с игрой.

Коттедж около свалки (англ. Cottage near the Junkyard) — локация, находящаяся на окраине территории болота.

Нахождение Править

Первое упоминание об этой локации можно найти из записей, найденных в убежище 4. После их прочтения местонахождение коттеджа будет отмечено на карте.

Входом в локацию является узкий проход, вдоль которого расположено множество белых раковин, из которых доносятся голоса. Сам Коттедж стоит в центре локации. На его крыше расположилась огромная Улитка, которая блокирует вход.

Проход Править

Чтобы войти внутрь коттеджа, для начала вам нужно пробраться к Улитке. Разбейте раковину и войдите внутрь. Дальше у вас два варианта:

  1. Убить Улитку. Вспорите брюшко и пролезте внутрь дома.
  2. Освободить Улитку. Внутри раковины, в человеческой руке можно найти Ключ от сарая. На локации найдите закрытую дверь. Пройдите вдоль белого шнура, пока не найдёте плотный кокон. Разрушите его и на следующее утро Улитка уползёт.

Внутри Править

Коттедж представляет собой небольшую комнату с мертвецом и радио аппаратурой. Тут можно найти:

ru.darkwood.wikia.com

Санкт-Петербург: Дом у свалки: есть ли опасность?

 Город, разрастаясь, сталкивается с новой проблемой: расстояние между мусорными свалками и жилыми домами уменьшается. Жители жалуются на неприятный запах, а экологи предупреждают о небезопасности такого соседства.

 

В Петербурге уже не одно десятилетие обсуждают разные варианты расчистки прилегающих к мегаполису территорий от накопленного мусора. Но временные горизонты решения проблемы пока неясны. А застройщикам в условиях дефицита «пятен» под строительство некогда ждать, и новые кварталы все ближе подвигаются к полигонам твердых бытовых отходов (ТБО).

 

Мусор наступает

Как сказал нобелевский лауреат физик Нильс Бор, «человечество не погибнет в атомном кошмаре, оно задохнется в собственных отходах». В Петербурге ежегодно образуется около 2 млн т бытового мусора. Еще в начале 2000-х официально говорилось о вдвое меньшем количестве отходов. Примерно 15% из них перерабатывают два специализированных завода – на Волхонском шоссе в Красносельском районе и в поселке Янино Всеволожского района. Остальные 85% вывозится на свалки.

По данным Департамента Росприроднадзора по СЗФО, на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области действуют 28 объектов размещения мусора, включая шламонакопители, пометохранилища и прочие оборудованные отстойники для сбора собственных отходов производств. Именно для ТБО в Ленобласти функционирует более десяти полигонов, но в непосредственной близости от Петербурга находятся всего несколько из них (см. таблицу). Еще две официальных свалки для складирования бытовых отходов располагаются на окраинах города. Это крупнейший из действующих полигон «Новоселки» возле Левашово, известный в народе как «Северная свалка», и «Красный бор» в Колпино.

Последний на особом счету у экологов. «Красный бор» – крупнейший полигон для размещения опасных производственных отходов на территории СЗФО. В его могильниках, расположенных в двух километрах от поселка Красный Бор Ленинградской области и в пяти километрах от Колпино, собрано более 1,5 млн т токсичного мусора. Другое потенциально опасное для жителей города и области место – это Сосновый Бор с его захоронениями ядерных отходов ЛАЭС.

Можно вспомнить также два полигона ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» – «Северный» и «Волхонка-2». Это специализированные хранилища иловых осадков, расположенные недалеко от полигонов ТБО «Южный» и «Новоселки». На них до 2010 года свозилась вся грязь, образующаяся в процессе очистки сточных вод на станциях аэрации. Сегодня все осадки сжигаются, но скопившиеся миллионы тонн отходов пока не переработаны и, как говорится, воздух не озонируют.

 

Тихой сапой

Количество официальных свалок ТБО сокращается. С прошлого года нет лицензии у полигона «Северная Самарка» во Всеволожском районе. В июле 2013-го природоохранная прокуратура за многочисленные нарушения закрыла полигон «Южный». Действующие свалки в большинстве исчерпали свой ресурс, мест для складирования мусора не хватает.

Нехватку восполняют несанкционированные свалки, которых, по оценке Росприроднадзора, на территории двух соседних регионов образовалось не менее 2 тыс. Значительная часть из них – это стихийные помойки, создаваемые населением. Но есть и другая категория мусорохранилищ, появившаяся вследствие действий теневого бизнеса. Отходы принимаются и хранятся на них с нарушением всех нормативов. В итоге загрязняются грунтовые воды, почва, воздух – от бесконтрольного сжигания мусора. «Наибольшая сложность здесь в том, что зачастую, “нагадив” на определенной территории, “коммерсанты” исчезают либо отделываются малозначительными для них штрафами, в то время как десятки гектаров остаются загрязненными навечно», – констатирует председатель МОО «Зеленый фронт» Сергей Виноградов.

Экологи-общественники в ходе рейдов периодически обнаруживают стихийные свалки неопределенного происхождения, которые приблизились к жилью почти вплотную. Из примеров этого года – незаконная свалка возле кладбища в Шушарах. «В настоящее время работы на указанном выше участке прекращены. Департаментом проводится административное расследование в отношении ООО “Транс-торг” по факту нарушения правил обращения с отходами, порчи земель», – сообщили в Росприроднадзоре. Однако большинство таких мест остаются невыявленными, и единой карты этих объектов не существует.

 

Запах опасности

Законные свалки – при условии соблюдения всех технологических норм эксплуатации и постоянного контроля – теоретически не должны наносить вред городу и горожанам. На практике зачастую включается так называемый человеческий фактор. «Любой полигон – источник потенциальной опасности. Наиболее проблемным на протяжении последних лет был полигон “Южный” на Волхонке, эксплуатировавшийся ЗАО “Завод КПО”. Основной фактор негативного воздействия – это возгорания свалочных масс, как результат халатности и нарушения правил эксплуатации полигонов», – говорит помощник начальника Департамента Росприроднадзора по СЗФО Гульнара Гудулова. Последний раз проблемный полигон с мусором загорелся 20 июня 2013 года – перед началом Петербургского экономического форума.

Жители районов, находящихся в относительной близости к полигонам ТБО, ощущают результаты такой халатности на себе, периодически вдыхая дым или доносимое ветром «амбре». «Можно с большой долей вероятности утверждать, что неприятный запах со свалок негативно воздействует на здоровье человека», – утверждает Сергей Виноградов. По его мнению, при горении пластмассы могут выделяться в воздух такие вещества, как формальдегид, уксусная кислота, ацетальдегид, оксид углерода, диоксины. Последние обладают мощным мутагенным, иммунодепрессантным, канцерогенным действием. При сжигании поролона, который применяется для изготовления мебели, в атмосферу поступают ядовитые газы, содержащие цианистые соединения. Горящая резина дает плотный черный жирный дым, содержащий сероводород и двуокись серы. Оба газа опасны для здоровья. В результате гниения оставшегося в земле мусора, продолжает Виноградов, образуется опасный газ радон, который трудно обнаружить, так как он не имеет цвета и запаха. Но этот газ ядовит, да еще и радиоактивен.

Впрочем, специалисты Росприроднадзора уверены, что «зеленые» зачастую нагнетают ситуацию. «Те объекты, которые эксплуатируются на основании проектной документации, получившей положительное заключение государственной экологической экспертизы, практически безопасны для окружающей среды или, точнее, оказывают нормативное негативное воздействие. Фактов серьезных нарушений на таких объектах в последнее время практически нет», – поясняет Гульнара Гудулова.

 

Все ближе

Активное строительство на окраинах привело к тому, что жилые комплексы все ближе подбираются к мусорным полигонам. Подчеркнем, что при выборе мест дислокации будущих домов СНиПы соблюдаются неукоснительно. А именно – расстояние от домов до края полигона ТБО превышает 500 м (на деле оно составляет несколько километров), и даже в тех случаях, когда ветер дует со свалки, концентрация вредных веществ в воздухе не превышает предельно допустимых. (Естественно, при условии что технология складирования и переработки мусора соблюдается и не происходит «самопроизвольного возгорания мусора» вследствие халатности работников.)

Тем не менее вредоносный или безопасный, неприятный запах беспокоит жильцов близлежащих к полигонам новостроек. Соседство с полигоном «Северный» более всего ощущают новоселы ЖК, расположенных в Приморском районе вблизи съезда с КАД на Парашютной улице. Здесь построено несколько жилых комплексов. Освоение этой территории продолжается – на днях петербургские власти согласовали проект планировки нового квартала в этой части города.

Вблизи законсервированного полигона «Южный» пока ничего не строится. Но в перспективе компания Amtel Properties собирается возвести северо-западнее пересечения Пулковского и Волхонского шоссе крупный ЖК «Пулковские высоты», а рядом компания «Земельный фонд» – реализовать проект ЖК «Город цветов». Севернее и восточнее от этих участков, на большем расстоянии от свалки запланированы еще четыре проекта.

Впрочем, о том, опасно ли такое соседство, спорят не только экологи и природоохранные организации. Оценки жителей кварталов, расположенных в нескольких километрах от полигонов, сильно расходятся. Одни жалуются на неприятный запах, другие утверждают, что испытывают неудобства только два-три дня в году. Потому окончательного вердикта, стоит ли покупать в таких кварталах жилье, – быть не может. Но о наличии «под боком» полигона ТБО следует знать, чтобы принять всесторонне взвешенное решение.

 

Источник

 

Теги: свалки, жкх, виноградов, переработка отходов,

Опубликовано: 06 ноября 2013

greenfront.su

Дом у свалки: есть ли опасность?

Город, разрастаясь, сталкивается с новой проблемой: расстояние между мусорными свалками и жилыми домами уменьшается. Жители жалуются на неприятный запах, а экологи предупреждают о небезопасности такого соседства.

В Петербурге уже не одно десятилетие обсуждают разные варианты расчистки прилегающих к мегаполису территорий от накопленного мусора. Но временные горизонты решения проблемы пока неясны. А застройщикам в условиях дефицита «пятен» под строительство некогда ждать, и новые кварталы все ближе подвигаются к полигонам твердых бытовых отходов (ТБО).

Мусор наступаетКак сказал нобелевский лауреат физик Нильс Бор, «человечество не погибнет в атомном кошмаре, оно задохнется в собственных отходах». В Петербурге ежегодно образуется около 2 млн т бытового мусора. Еще в начале 2000-х официально говорилось о вдвое меньшем количестве отходов. Примерно 15% из них перерабатывают два специализированных завода – на Волхонском шоссе в Красносельском районе и в поселке Янино Всеволожского района. Остальные 85% вывозится на свалки.

По данным Департамента Росприроднадзора по СЗФО, на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области действуют 28 объектов размещения мусора, включая шламонакопители, пометохранилища и прочие оборудованные отстойники для сбора собственных отходов производств. Именно для ТБО в Ленобласти функционирует более десяти полигонов, но в непосредственной близости от Петербурга находятся всего несколько из них (см. таблицу). Еще две официальных свалки для складирования бытовых отходов располагаются на окраинах города. Это крупнейший из действующих полигон «Новоселки» возле Левашово, известный в народе как «Северная свалка», и «Красный бор» в Колпино.

Последний на особом счету у экологов. «Красный бор» – крупнейший полигон для размещения опасных производственных отходов на территории СЗФО. В его могильниках, расположенных в двух километрах от поселка Красный Бор Ленинградской области и в пяти километрах от Колпино, собрано более 1,5 млн т токсичного мусора. Другое потенциально опасное для жителей города и области место – это Сосновый Бор с его захоронениями ядерных отходов ЛАЭС.

Можно вспомнить также два полигона ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» – «Северный» и «Волхонка-2». Это специализированные хранилища иловых осадков, расположенные недалеко от полигонов ТБО «Южный» и «Новоселки». На них до 2010 года свозилась вся грязь, образующаяся в процессе очистки сточных вод на станциях аэрации. Сегодня все осадки сжигаются, но ...

Читать далее на http://bn.ru/

www.realto.ru

около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

Bantar Gebang — самая огромная свалка в Юго-Восточной Азии, которая расположена на острове Ява в Индонезии. Здесь живет около 3 тысяч человек. Фотограф ил Франции Александр Саттлер сделал шокирующий фотопроект о жизни обычных семей на свалке. Для справки: сюда ежедневно привозят около 9000 тонн мусора! Только вслушайтесь в эту цифру! 9 ТЫСЯЧ ТОНН! Слова здесь лишние, смотрите фотографии.

1. Всего в 20 км от Джакарты на острове Ява расположена самая огромная свалка мусора в Азии. Здесь живет около 3000 семей.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

2. Практически все дети, которые живут здесь — родились тоже прямо здесь! И считают это место своим кровом и домом!

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

3. Обычные будни жителей свалки были сняты фотографом из Франции Александром Саттлером.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

4. Саттлер рассказал, что тамошние семьи используют свалку как способ зарабатывания на жизнь. Они находят в кучах мусора вещи, которые потом перепродают. А живут они вот под такими самодельными крышами:

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

5. Саттлер говорит, что условия жизни там просто ужасны, и что семьи живут буквально в «грязевом мире».

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

6. Взрослые, живущие на свалке, похоже смирились со своей судьбой.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

7. Свалка наводнена мухами, которые постоянно летают вокруг людей, собирающих вещи для продажи.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

«Дети живут посреди мусора, играют в мусор», — рассказывает Саттлер.

Некоторые из них, по его словам, гуляют по свалке босыми ногами. Травмы не редкость, поскольку земля замусорена острыми предметами.

«Родители показали мне открытую рану на стопе сына — я почувствовал себя абсолютно беспомощным».

Поразительно, но большинство детей казались счастливыми и беззаботными. Но, скорее всего, только потому, что им просто было не с чем сравнить свою жизнь.

Он сказал: «Дети научили меня, что даже в наихудших ситуациях можно найти, чему радоваться. Я видел, как дети играли, веселые и счастливые, пытались всячески развлечь меня, показывали мне свои игрушки и «дома», знакомили с родителями».

8. У этого мужчины есть обувь, но многие на свалке ходят по грязи босиком.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

9. Ежедневно на свалку привозят около 9 000 тонн мусора.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

10. На фото жители мусорной свалки собирают продукты, которые были выброшены жителями Джакарты.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

11. Удивительно, но многие дети на свалке счастливы и беззаботны. Но Саттлер полагает, что это происходит потому, что у них нет никаких примеров того, что их жизнь может быть лучше.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

12. Одна из бывших жительниц свалки, Реза Боенар, делает все возможное для улучшения условий жизни там. Она была одной из счастливчиков, которые смогли получить возможность ходить в нормальную школу. Но она вернулась, чтобы научить людей Bantar Gebang тому, что их жизнь может стать лучше.

Дом на свалке: около 3000 человек в Индонезии живет посреди мусора

 

Автор публикации

0 Комментарии: 9Публикации: 1830Регистрация: 23-01-2017

worldi.ru

Мусорные полигоны и новостройки: неудачное соседство стоит хорошей скидки

В Подмосковье насчитывается порядка 20 легальных полигонов твердых бытовых отходов, которые ежегодно пополняются тоннами мусора. Реальность такова, что рядом с действующими свалками живут люди, и строятся новые дома. Власти региона намерены до 2015 г. закрыть все полигоны и заняться рекультивацией почвы, чтобы улучшить экологию местности.

«По закону, каждый полигон ТБО имеет санитарно-защитную зону – от 500 до 1000 метров, на которых нельзя ничего строить. Но многие жилые кварталы в Люберецком, Балашихинском, Домодедовском, Пушкинском и Мытищинском районах располагаются непосредственно на границе этой зоны»

Алексей Колгушкин, ГК Глубина

Безусловно, близость к мусорным полигонам негативно сказывается на экологической обстановке. «Большинство из полигонов организовано еще до перестройки на месте старых свалок, а сейчас, когда значительную часть отходов составляют стекло и пластик, хранение мусора без переработки однозначно вредит окружающей среде», - говорит Галина Гараева, генеральный директор компании «Континент».

По данным министерства экологии и природопользования Московской области, в настоящее время основным способом утилизации мусора в регионе является захоронение на специализированных полигонах. Однако в ближайшие два года половина объема отходов должна будет перерабатываться на заводах, а в будущем от захоронения планируют и вовсе отказаться.

Губернатор области Андрей Воробьев заявил, что только за первые полгода было закрыто девять полигонов ТБО, еще четыре прекратили функционировать в прошлом году, и работа в этом направлении активно ведется.

Среди закрытых полигонов: «Левобережный» (Химки), «Электростальский» (Электросталь), «Сафоново» (Раменский район), «Быково» (Павлово-Посадский район), «Дубна Левобережная» (Дубна), «Протвино» (Серпуховский район), «Хметьево» (Солнечногорский район),  «Парфеново» (Сергиево-Посадский район) и другие.                                                           

До конца 2014 года будут закрыты еще 14 полигонов ТБО:

- «Талдомский» (Талдомский район),

- «Каширский» (Каширский район),

- «Кулаковский» (Чеховский район),

- «Павловское» (Истринский район),

- «Сабурово» (Щелковский район),

- «Съяново-1» (Серпухов),

- «Егорьевский» (Егорьевский район),

- «Дубна Правобережная» (Дубна),

- «Дмитровский» (Дмитровский район),

- «Каурцево» (Наро-Фоминский район),

- «Часцы» (Одинцовский район),

- «Аннино» (Рузский район),

- «Княжьи Горы» (Шаховский район),

- «Лесная» (Серпуховской район),

- «Алексинский карьер» (Клинский район).

«Еще год назад в области насчитывалось не менее 40 официально зарегистрированных полигонов, большинство из которых были практически заполнены. Причем располагались они в том числе и рядом с населенными пунктами с большим количеством жителей, например, в Щербинке, Саларьево и т.п.»

Галина Гараева, «Континент»

В числе закрытых в 2013-2014 гг. свалок были и те, что располагались в черте города, вблизи жилых микрорайонов. Например, ТБО «Кучино» находился в нескольких сотнях метров от ЖК «Южное Кучино-2» в городе Балашиха, а ТБО «Левобережный» и «Долгопрудненский» соседствовали с мкр. Левобережный в городе Химки.

Сегодня возле некоторых новостроек по-прежнему расположены действующие полигоны. Например, в 800 м от полигона ТБО «Каргашино»  в Мытищинском районе строится ЖК «Афродита». Площадь полигона составляет 12,15 га, ежегодно он принимает 100 тыс. тонн твердых бытовых отходов. Кстати, окончание эксплуатации свалки намечено на 2014 г.

Коммерческий директор ГК «МИГ-Недвижимость» Ольга Гусева считает, что действующие полигоны ТБО в Подмосковье не создают неудобств жителям новостроек, так как в любом случае СНиПы не позволят строить жилые дома в непосредственной близости от свалок. В случае неудачной розы ветров до жилых домов могут лишь доноситься неприятные запахи.

Стоит отметить, что застройщики стремятся нивелировать недостатки от соседства с полигонами ТБО. Например, предусматривают такое расположение домов, чтобы окна не выходили на свалку. Крупные девелоперы, пользуясь своим авторитетом, могут добиться закрытия полигона. Правда, процесс этот не всегда идет быстро и может растянуться на месяцы или даже годы. Хотя в силу решительного настроя местных властей в отношении закрытия полигонов идея вполне реальная.

Тем не менее, многие эксперты признают, что даже для крупных застройщиков строительство на таких землях связано с определенными рисками. «Выходя на площадку, находящуюся рядом с полигоном, застройщик, как правило, осознает, что жилье будет продаваться с дисконтом», - говорит Алексей Колгушкин, коммерческий директор, партнер ГК Глубина.

«Близость полигонов не может не влиять на спрос на недвижимость. Поэтому цена за квадратный метр в жилом комплексе, находящемся в непосредственной близости от мусорных полигонов гораздо ниже, чем средняя по рынку для квартир аналогичного метража»

Екатерина Чермошенцева, «Апхилл»

«Учитывая то, что участок земли рядом со свалкой достается застройщикам практически бесплатно, они могут позволить себе снизить цену до минимума. На таких землях в основном реализуются проекты эконом-класса, часто это панельное жилье популярных серий, и разница в цене по сравнению с новостройками в более привлекательном районе может достигать 20%»

Софья Лебедева, «МИЭЛЬ-Новостройки»

Новостройки, расположенные на удалении около 1000 м от свалки (строить ближе не позволяют санитарные нормы), пользуются популярностью как раз у тех покупателей, кто очень ограничен в бюджете, но хотел бы приобрести квартиру.

«Если полигоны уже закрыты, продажи в новостройках идут нормально. Люди понимают ситуацию», - говорит Ольга Гусева. Согласно действующему законодательству, если на бывшем полигоне проведена рекультивация, а замеры почв, воздуха, воды не превышают ПДК, на данном земельном участке можно начинать строительство. Норм, запрещающих строительство на месте или вблизи бывших полигонов, не существует.

Один из ярких примеров, когда вокруг закрытого полигона ТБО строятся жилые комплексы - самый большой в Европе полигон «Саларьево» (59 га). В 2012 г. он вошел в состав Новой Москвы, и на его территории в настоящий момент развернуто широкомасштабное строительство.

Между тем Алексей Колгушкин убежден, что даже если постараться максимально убрать все последствия загрязнения окружающей среды, в почве надолго останутся высокие концентрации тяжелых металлов (цинк, медь, свинец и пр.). С ним солидарна и Софья Лебедева: «Чтобы экология в районе закрытой свалки улучшилась, должно пройти время, на рекультивацию уходит, как правило, не один год, поэтому и быстрого избавления от запаха и сопутствующих загрязнений тоже ожидать не стоит».

С точки зрения наиболее экологически неблагоприятных районов Подмосковья эксперты консалтинговой группы «Апхилл» называют Мытищинский, Балашихинский и Воскресенский районы – наряду с полигонами ТБО там присутствуют экологически опасные производства. Однако по мнению Ольги Гусевой, в ряде районов со свалками есть обширные лесные территории, например, Лосиный остров в Балашихинском районе. Таким образом, поддерживается некий баланс.

Закрытые полигоны ТБО в Подмосковье

Дата публикации 31 июля 2014

www.novostroy-m.ru

Жизнь на свалке | Жильё и жизнь

Питерский фотограф Сергей Мельников, автор проекта «Кровью и потом», ездит по миру и снимает репортажи о людях, вынужденных добывать себе пропитание тяжёлым трудом в нечеловеческих условиях. Одни из героев фотопроекта — беженцы из Мьянмы, живущие и работающие на таиландской свалке. Сергей рассказал knowrealty.ru о жизни, от которой бегут на помойку, возможностях, которых нет, и безысходности, которая страшнее тошнотворного запаха.

О лагере и свалке

Изначально я поехал на север Таиланда, в город Мае Сот, чтобы попасть в лагерь беженцев из Мьянмы. Во всём королевстве таких несколько, но Мае Ла — самый большой: ему около тридцати лет, численность населения в пик заселённости достигает 55 тысяч человек, и сам лагерь простирается километров на семь. А потом волонтёры из гест-хауса, в котором я остановился, рассказали мне о свалке неподалёку, где живут и работают такие же беженцы из Мьянмы. Так я там и оказался.

В Мьянме всё очень плохо, поэтому при любой возможности бирманцы стараются бежать в Таиланд. Я много раз задавался вопросом, почему кто-то из них едет в лагерь, а кто-то — на свалку, но так и не нашёл ответа. Одни живут в совершенно адских условиях и получают за свой труд сущие копейки, в то время как тот же самый народ живёт в лагере абсолютно безбедно и, как мне показалось со стороны, абсолютно другой, счастливой жизнью. Во многих домах там спутниковые тарелки, у жителей — планшеты и смартфоны, дети бегают с телефонами. Неплохая жизнь для беженцев. А вот на свалке — настоящий ад. Но в Мьянме похищают людей, там развита работорговля, плюс постоянные этнорелигиозные конфликты и большая вероятность, что тебя могут запросто убить. Получается, даже такая чудовищная жизнь на помойке для этих беженцев лучше, чем жизнь на родине.

 

О жизни на помойке

Запах на свалке стоит просто тошнотворный, его не передать словами. Весь мусор свозится туда: там и битое стекло, и острый металл, и горы использованных шприцев. И дети там бегают, кто-то — в обуви, кто-то — босиком.

Деревня беженцев тоже стоит прямо на помойке. Дома абсолютно типичны для Азии: из бамбука и «подняты» над землёй на полметра. По сути — просто хижины, в которых ничего в общем и нет: люди спят на полу (у кого-то есть лежанки), иногда какая-то часть комнаты отгорожена от кухни. Сама кухня представляет собой закуток в один-два метра, где стоят тазики и вёдра с водой. Там и готовят, и моют посуду, и моются сами.

 

О работе, образовании и медицине

Несколько раз в день сюда приезжают грузовики с мусором, и как только его вываливают, тут же появляются люди. Они разрезают мешки специальными изогнутыми ножами, похожими на серпы, перебирают мусор, выуживают то, что кажется им наиболее ценным, и складывают в собственные мешки. Набив их, относят в промежуточный «сортировочный пункт» и уже там занимаются тщательной разбором: пластиковые бутылки — отдельно, металл — отдельно, стекло — отдельно. Потом приезжает другая машина, которая уже отсортированные отходы увозит. Чтобы хоть как-то себя прокормить, в неделю каждый должен отсортировать как минимум 35 мешков мусора.

Работой занята вся семья, включая детей. Я видел на свалке и пожилых, и людей среднего возраста, и совсем маленьких, трёх-четырёх лет. Недалеко от свалки, прямо на её границе, есть школа, где детей обучают волонтёры, но не каждый может себе позволить отправить ребёнка в школу, хоть это и бесплатно. Потому что, если ребёнок будет учиться, он не будет работать, а значит, у семьи будет меньший доход. Кстати, ни больницы, ни поликлиники я не заметил. Вероятно, с лёгкими заболеваниями они справляются сами, но вот если что-то посерьёзней, у них и денег-то не будет, чтобы обратиться к врачу. Скорее всего, из-за жуткой антисанитарии смертность там очень высока.

 

О другом отношении

Местные поначалу поглядывали на меня недоверчиво. Никто не отворачивался и не убегал, когда я их фотографировал, но дистанцию держали. Но это взрослые, которым, в конце концов, было не до меня — они занимались своей работой. А вот дети отнеслись тепло и по-дружески. В большинстве азиатских стран, особенно в туристических местах, всё завязано на том, чтобы выжать из туриста деньги, потому что ты белый человек и за всё нужно платить. Но дети со свалки просто играли со мной, устроили мне экскурсию, показали свои закоулки и отвели на озеро, где мы с ними посидели. И даже когда я подарил им подарки, они хотели ими же со мной поделиться. Туристов на свалке не бывает, денег просить не у кого, нет такой привычки.

 

О безысходности

Находиться там действительно очень тяжело. Не физически — к тошнотворному запаху довольно быстро привыкаешь, а эмоционально. Осознание того, что так живут люди, так живут дети, сильно давит. Даже когда я уехал оттуда, долго находился в подавленном состоянии: грустно, печально, но что ты можешь сделать? Ничего. Такого везде хватает, свалка в Мае Сот — не единственное такое место нас на земле, чуть ли не вся Африка так живёт.

 

О добре и зле

У этих людей действительно нет возможности ни получить хорошее образование, ни найти работу. Единственная их потребность — спасти свою жизнь, а уже потом — выжить и добыть еду. И всё. Скорее всего, они даже не задумываются о существовании другого мира, хотя у них точно есть некая осмысленность и понимание того, что такое хорошо, а что — плохо, что правильно, а что — нет. Например, когда я пришёл на свалку во второй раз, чтобы подарить детям подарки на Новый год, они повели меня к себе в деревню. Там нужно было пройти сначала по «дороге», где среди гор мусора расчищена тропинка, а потом — по «бездорожью», где ничего, кроме мусора, нет. И ребёнок лет четырёх побежал вперёд, нашёл листы пенопласта и стал бросать их сверху на мусор, будто это ступеньки, чтобы я поднялся по ним, не наступая на отбросы. То есть, на каком-то интуитивном уровне он понимает: всё, что вокруг — неправильно.

 

Об ощущении счастья

Мне не показалось, что эти люди несчастны. В Азии вообще много нищеты, но ты смотришь вокруг и не складывается ощущения, что местные разочарованы жизнью. Это у нас на улицах все хмуры и угрюмы, а там — приветливы и улыбаются.

Подготовила: Юлия Исаева

knowrealty.ru